Те, которые остались живыми

Восемь лет после Скниловской трагедии: герой знаменитой фотографии Остапчик Хмель хорошо учится и играет в футбол.

Ровно восемь лет тому, во время шоу, посвященного 60-летию 14-го авиационного корпуса Военно-воздушных сил ЗСУ, истребитель Су- 27, выполняя маневры на Скниловском аэродроме, упал на толпу зрителей. Тот страшный день Остапчик Хмель, невзирая на свой маленький возраст, запомнил очень хорошо. Он, трехлетний малец, вместе с братом Олегом, мамой Галей и бабушкой пошел на то проклятое авиашоу. А там случилось непоправимое..

Во время страшной мясорубки мама закрыла Остапчика собой. Старшего же сына — 10-летнего Олега — волна отбросила в сторону. Галине Хмиль обломок самолета попал как раз в шею, и женщина умерла на месте. Остап состоялся подбитым очком, Олег пострадал больше — сильно поцарапался, на ногу накладывали гипс.

Вместе с семейством Хмилив во время трагедии на аэродроме была мама Галины — Любомира Иванивна, которая получила тяжелые травмы, и сняла фильм, скачать фильм можно с Интернета. Через несколько дней не стало и ее..

«В тот день мы с Юрием поехали в село, а Галя осталась с детьми дома, — рассказывает бабушка Олега и Остапа отчество Ольга Ивановна — именно она заменила детям погибшую маму.  —  Мы даже не знали, что они собираются на то авиашоу. Позже по радио сообщили об этой страшной катастрофе. А мне с самого утра ужасно болело сердце.  Я еще тогда подумала: «Горе же людям которое! Хорошо, что наши дома сидят». Но впоследствии Юру позвали к телефону и сказали, что Галя с детьми были на аэродроме.. Смотрю, сын мой потянулся за папиросой и говорит: «Мама, дети есть, а Гали нет.».

Тогда фотография трехлетнего Остапчика Хмиля с окровавленным лицом на Скниловском аэродроме облетела весь мир. К осиротелым мальчикам было прикованное внимание. Но сейчас о пострадавших в той катастрофе все успешно забыли. Ни о каком льготном оздоровлении детей, которые потеряли мать, или даже конфеты к праздникам не идет речь.

За эти восемь лет ребята выросли. Олег недавно отпраздновал 18 лет. Он уже студент Львовской политехники. Правда, учится на платном отделении. Подорванное здоровье не позволило осилить в полной мере школьную науку, поэтому баллов на бюджет не дотянул. «Сколько ходили, просили помочь, предоставить льготные условия для вступления — ребенок же из вины государства пострадал. И таких абитуриентов, как Олег, было во Львове от силы двое-трое. Но ничего не помогло.». — говорит госпожа Ольга.

Остапчик тоже похвастаться здоровьем не может: после той трагедии у него сильно пострадало зрение. Сейчас малец уже закончил 5 класс, учится хорошо. Очень любит футбол, однако врачи не позволяют ему заниматься этим видом спорта профессионально — здоровье не то..

Не миновала эта трагедия бесследно и для других пострадавших. Скниловская катастрофа оставила по себе 77 казненных жизней, среди которых, — 28 детских, и.. 240 килограммов «неидентифицированной биомассы» (и это даже уже не человеческие останки!) на львовском кладбище в братской могиле.. Двенадцать людей остались инвалидами, свыше 500 лиц признано потерпевшими. Но что им от того?

Сегодня к невероятной душевной и физической боли пострадавших добавляется еще и горькая обида на государство: за эти годы, кроме мизерных «официальных» выплат за потерянные жизни, потерпевшие не получили ничего — даже теплых слов от чиновников, не только официального статуса пострадавших или извинения. Пережито понемногу косит родных и близких погибших. И хотя все 12 «скниловских» инвалидов живые, однако надежды на выздоровление есть не у многих. В наихудшем состоянии остается Надежда Ковбак — во время аварии 30-летняя женщина получила исчислении переломы хребта, потеряла память. Сестра Надежды Алла, которая все это время присматривает за ней, говорит, что за эти годы семейству никто не предложил помощь. В многочисленных справках нигде не значится, что причиной искалеченной молодой жизни стала Скниловская катастрофа.

Все накопленные обиды и боль заставили «скниливцив» обратиться в Европейский суд по правам человека — там уже несколько лет рассматривают свыше сотни исков против государства Украина. Местная власть тоже умыла руки: до сих пор не зарегистрирована часовенка около аэродрома, где ежевоскресно молятся родственники погибших. Без внимания, говорит председатель общественной организации «Скниловская трагедия» Стефан Козак (какой того черного дня потерял сына), осталась инициатива пострадавших переименовать улицу Авиационную, которой 77 львовян шло в последний путь на аэродром, на улицу Памяти. Не выделила городская власть пустыря для создания парка «77 ангелов». О реабилитации — медицинскую, психологическую — уже не идет речь.

..Сегодня, в дежурную годовщину, пострадавшие не собираются проводить никаких акций, не дадут слова политикам, местным чиновникам. На месте трагедии будет звучать лишь молитва за погибшими.

Пойдет на панихиду и бабушка Остапа и Олега Ольга Ивановна. «Только детей не будем брать, — говорит женщина — врачи сурово запретили». Ведь малые тогда перенесли страшный шок, от которого до сих пор не могут опомниться. «Но Остапчик помнит маму, ходим с ним к ее могиле. Имеет Остап отдельный альбомчик с мамиными фотографиями, — рассказывает Ольга Ивановна. — Временами сядет, полистает себе тихонько.. Но что же сделаешь? Так сложилась жизнь.».

Комментирование закрыто.