Портрет в инфракрасном

Фотохудожник из Винницы банальный мир превращает в фантастику.

Встречали ли вы фотографов, которые бы получили звание «Заслуженный деятель искусств Украины»? Рискну допустить, что в абсолютном большинстве случаев собеседники скажут «Нет». Людей с фотокамерой намного более легко увидеть в перечне «заслуженных» среди работников сферы бытового обслуживания или журналистики, а вот среди художников их — считанные единицы. Винничанин Зорий Файн попал к таким исключениям после того, как его фотографии сложили визуальный блок нарядного презентационного издания «Золотая подкова Черкащины». Однако в творческой биографии мастера света и тени оно было только одним эпизодом.

Композитор с фотоаппаратом

Из детства все шло до того, что и его профессией, и даже больше — судьбой! — станет музыка, потому что как раз она определяла жизнь семьи. Мать преподавала в музыкальной школе, потому без наименьших сомнений отдала сына в класс фортепиано. Впоследствии музыкальное образование получил и младший брат, который играет на саксофоне. После школы — училище культуры, в котором еще более многогранно раскрылся музыкальный талант Зория. Он решил стать не просто исполнителем, а профессиональным композитором, потому что собственные музыкальные произведения писал еще из школы. Искусство мелодий захватывало его настолько, что жил по принципу: ни одного дня без строки. Для училища быстро стало привычным, когда на концертах Файн сам выполнял собственные композиции.

Однако парень прекрасно понимал, что Винница — далеко не тот город, где можно получить настоящее композиторское образование, и его взгляды обратились к Москве. Дома были против и, честно говоря, просто-напросто не верили, что юноше из провинции удастся вступить к престижному вишу, однако он проявил огромную настойчивость: и родителей заставил уступить, и сумел блестяще подготовиться. в 1990 году среди 53 абитуриентов Зорий оказался одним из четырех счастливчиков, принятых на композиторское отделение музыкальной академии имени Гнесиных. Через несколько лет дипломную работу Прекрасная — три симфонических картины — выполнял симфонический оркестр Гостелерадио.

И все время, с тех пор, как девятилетнему Зорию отец подарил старенький ФЕД- 3, рядом шла фотография. Она была обычным хобби, как и у многих ровесников. Правда, снимал много, а больше всего любил делать фотографии из младшего брата и пейзажи. В училище его группа имела «собственного» фотографа, который помог сохранить для истории мгновенность студенческой жизни.

Зорий Ефимович меняет профессию

в 1992 году все радикально изменилось. Мало того, что гиперинфляция обесценила русскую валюту, — Зорий решил жениться, причем проявил характер и сделал выбор вопреки воле родителей, потому они перестали посылать деньги. Дружина тоже была студенткой вишу, а через год пошла в декрет, поэтому необходимо было содержать семью. Кроме напряженной учебы пришлось хвататься буквально за любой заработок. Какой-то период ради лишней копейки вынужден был подметать лестницу в академии, сидеть за звукорежисерскими пультами в театрах и тому подобное.

Стала в приключении и фотография. В городе объявили конкурс на лучшую витрину магазина, и Файн за небольшую плату взялся выполнить заказ. Потом пошли приглашения на другие съемки, для которых, -, чтобы «держать марку»! — одалживал у друзей камеру. Премудрости фотографической профессии осваивал на ходу, и здесь, по закону смежных жанров, стали в приключении музыкальное образование, которое отточило художественную интуицию, и основательная общеэстетическая подготовка.

В конце 90-х годов он уже работал в известном издательстве как фотохудожник обложки и даже смог в селе неподалеку от Москвы построить маленький домик. Сначала в русской столице, а потом и за рубежом состоялись персональные выставки.

Искусство светописи оттеснило все другое: композитор с дипломом «гнесинки» поменял профессию. И не в последнюю очередь, как утверждает Зорий, через снобизм московского музыкального мира.

Тогда же случилось событие, в котором трудно не увидеть символического содержания, : в 1997 году от пожара сгоревший дом. Дружина успела спасти детей и вынести ценнее всего — коробки с негативами. Весь личный нотный архив превратился в пепел. Лишь через десять лет Файн случайно натолкнулся на любительскую концертную видеозапись своей дипломной работы — все, что сохранилось.

Кризис 1998 года обесценил сбережение, в Москве стремительно подскочили цены. Семья с двумя малыми детьми без собственного жилья воздержаться на плаву не могла — Зорию приходилось последние годы таксировать. В конечном итоге решили вернуться в Винницу. Все нажитое имущество поместилось в старенький «жигуль»-пятерку.

Комментирование закрыто.