447 метров под землей

После взрыва на шахте Орджоникидзе в прилегающих населенных пунктах строят новую дорогу и ожидают отселения, которое власть обещает людям не первый год.

Как уже писала наша газета, утром в прошлое воскресенье криворожские поселения Горького, Романивка, Чапаева, а также расположенные на значительном расстоянии от них многочисленные многоэтажки вздрогнули от сильного взрыва, в результате чего обвалилась земля на 16 гектарах. Мы решили увидеть место аварии собственными глазами. За считанные метры от отгороженной предупредительной лентой участка опасной зоны я встретила Владимира Игенко, который прорывал кукурузу. «Не страшно»? — интересуемся мы. — «Некогда бояться. Хотя рвануло так, что и мебель в хате закачалась. Но все равно должны жить здесь — где жили и родители, и деды».

Плановые подрывные работы, которые велись на шахте имени Орджоникидзе Открытого акционерного общества «Центральный горнообогатительный комбинат», по иронии судьбы, забрали жизнь сотрудника Гос­гирпромнагляду. Должностное лицо именно находилось в автомобиле, который вследствие взрыва провалился под землю. Привычные к взрывам во время разработок месторождений железной руды жители Кривбасса сразу поняли, откуда ноги растут. Только когда увидели, какая огромная яма образовалась в результате взрыва, усомнились: что-то здесь не так. По крайней мере при плановых (а «неплановых» на разработках просто быть не должно) подрывных работах подобного раньше не случалось.

Катастрофа за.. инструкцией

Руководство шахты сразу заявило, что подрывные работы велись согласно инструкции. Мол, с взрывчаткой, эквивалентной 64 тоннам, не переборщили. Выводы специально созданной после чрезвычайного события экспертной комиссии теперь еще не известны. Хотя средства массовой информации, опять же с ссылкой на экспертов, уже сообщили: аналогов такого разрушения при обычных подрывных работах мир еще не знал. Впрочем даже полный дилетант по горнодобывающему делу не может не задуматься: если такие ужасные последствия (пострадавшую территорию приравнивают до пяти с лишним столичных площадей независимости) могут быть «за инструкцией», то чего следует ожидать в случае отклонения от нее — с взрывчаткой работают люди, а следовательно, от ошибок никто не застрахован, даже когда все выверено к миллиметру.

Да и 64 тонны взрывчатки кажутся огромным объемом только для непосвященного человека. Потому что, по технологии добычи руды, которой пользуются на шахте имени Орджоникидзе, к пробуравленным шурфам иногда закладывают и 130 тонн. Взрывами, конечно, руководят дистанционно. Но и после этого через два часа до шахты сначала спускается горноспасательный отряд, который проверяет безопасность условий и исправность вентиляции. Такие «правила игры» выработаны десятилетиями, и их соблюдение всегда контролировалось тщательным образом — идет речь же о безопасности для людей.

Однако шахта имени Орджоникидзе, в сравнении с другими криворожскими рудниками, имеет свою особенность: она принадлежит к не самым глубоким. А есть в Кривбассе и такие, где глубина выработок превышает километр. Здесь же фатальные взрывные работы велись «всего-навсего» на глубине 447 метров ниже от земной поверхности. Именно через небольшую глубину несколько лет назад добычу руды в шахте законсервировали. Однако со временем производство возобновили. Говорят, этого требовала политическая целесообразность. Идет речь о «донецких», которые начали осваиваться в регионе все решительнее (например, шахта имени Орджоникидзе является структурным подразделением Центрального горнообогатительного комбината, владельцем которого является компания «Метинвест», контролируемая Ринатом Ахметовым). А какой еще аргумент может обеспечить нужные голоса избирателей, как ни создания новых рабочих мест для поселений, где с трудоустройством очень трудно?

Комментирование закрыто.