Музыкальный манекен

Известный «электронщик» и аранжировщик Евгений Филатов — о современной танцевальной музыке, ее звучание в украинских клубах и «космические» девайсы.

The Maneken — проект бывшего ди-джея Евгения Филатова (тогда он был известен как Dj Major), который долгое время работал аранжировщиком известных украинских поп-исполнителей. Три года тому назад Женя серьезно решил стать сам себе артистом и начал работать под псевдонимом The Maneken, тем же посылая мессидж, что его проект — всего лишь модель, которая будет менять музыкальный наряд. Первый альбом — нью-диско, фанк, соул, джаз, следующие поиски — электронно-роковые лирические композиции. Выдается, The Maneken — это альтерего современного общества : переменчивой массы, которая находится в постоянном движении и поиске.

Из Женею мы встретились в его студии на Глибочицкий, в самом сердце подольского индастриал, и завели разговор о современной танцевальной музыке, ее электронное наполнение, компьютеризацию этого рынка и причины незначительной популярности электронного направления в Украине.

«Я даже не знаю нот»

— Женя, какая тонкая грань проходит между ди-джеем и музыкантом, который пишет электронную музыку?

— Это не тонкая грань, это одна линия. Но человек, который создает музыку, — стоит около ее истоков, а ди-джей — тот, кто доносит эту музыку до слушателей в клубах. Хотя людей, которых мы привыкли раньше называть ди-джеями, сейчас уже так трудно назвать. Сейчас есть масса музыкантов, которые пишут свои альбомы, приглашают музыкантов, вокалистов, развиваются как полноценные артисты и даже занимают со своими композициями первые строки в хитовых парадах, хотя во время своих гастролей могут играть именно ди-джей-сет. Поэтому клубная музыка, танцевальная, сейчас может относиться к категории поп.

— Перед тем как положить начало The Maneken, ты был аранжировщиком и бек-вокалистом.

— Нет, бек-вокалистом я не работал. Я работал в музыкальном продакшени, где занимался созданием аранжировок, ремиксов. При этом мне приходилось играть на всех инструментах, кроме струнных и духовых, и даже некоторым артистам я прописывал бек-вокал. Да, я работал со Светланой Лободой, Юлией Нельсон, Ни Лорак, Наталией Могилевской, Гайтаной, Тиной Кароль, Аленой Винницкой, Филиппом Киркоровым и многими других. Сейчас готовлю большой альбом Джамали, это будет разная музыка с элементами джаза, года, фанка, электронной музыки.

— Что побуждало тебя заняться электронным сольным проектом?

— Я бы не назвал музыку, которую пишу, электронной. Кое-кто сравнивает ее из Jamiroquai или с Майклом Джексоном. Это музыка, которая нравилась мне с детства, — соул, джаз, фанк, R&B. Я — мультиинструменталист и композитор, могу писать музыку любого направления.

— Говорить, что «я пишу музыку любого направления», звучит слишком широко, все — это как ничто.

— Давай я на примере покажу, и увидишь, насколько это разные направления (ставит несколько композиций: первая — лирическая, другая — танцевальная. — Авт.). Музыку я записываю с группой, при том — создаю ее на компьютере, используя также звуки, которые есть в музыкальных программах, а также записываю аналоговых синтезаторов 70-80-х годов. Все это запутанный процесс. Поэтому говорить, что я создаю лишь электронную музыку, — не слишком корректно.

— Я знаю, ты имеешь техническое образование. Есть ли у тебя музыкальная?

— Нет. Я даже не знаю нот. Хотя у меня мама — преподаватель консерватории, профессор, а папа — профессор кафедры ударных инструментов.

Комментирование закрыто.